diana_saratov (diana_saratov) wrote,
diana_saratov
diana_saratov

Интервью Hürriyet Kampüs

Группа maNga в начале марта дала интервью Hürriyet Kampüs, мой перевод подкатом.

Но должна предупредить, что там есть много спорных моментов, я их отмечала сносками. Внизу под сносками можно увидеть оригинал. Если кто прольет свет на загадочный турецкий -- буду рада.
Так же извиняюсь за ломаный русский.

Секреты манги
5 молодых людей в Анкаре -- в разных университетах и на разных отделениях. Еще только студенты, но их любовь к музыке уже была столь велика, что их жизнь разрывалась между учебой и музыкой.

В 2002 году они, приняв участие в конкурсе Sing your song с их первой мелодией ‘Kal yanımda’ и получив второе место, начали покорение Стамбула. maNga продолжила выпускать новые песни и завоевала успех. В 2010 году она, представив Турцию на Евровидении, получила второе место. Сейчас о них говорят как о рок-группе, известной во всей Европе. Мы встретились и побеседовали с участниками группы в Rumeli Hisari Fıncan Kahve [видать, кафешка в Румельской крепости, что в Стамбуле]. С maNga мы приятно провели время, поговорив обо всем: начиная их студенческими годами и заканчивая их планами на День Святого Валентина и мест, от Евровидения до местечек, где они отдыхают.


Как началась история maNga?

Ферман: Мы все тогда учились в Университете, группа была очень молодая и у нас была только одна песня -- ‘Kal yanımda’. Потом мы увидели по ТВ рекламу конкурса Sing your song. Я познакомился с Муратом Тюмером, продюсером Корая Джандемира, ведущего конкурса. Я сказал себе: «Если есть такие люди, то конкурс не будет несерьезным», и убедил в этом своих друзей.

ОК, какую роль для вас сыграл этот конкурс?

Ферман: Наш первый приезд в Стамбул был очень волнующим. К тому же я очень верил в нашу песню и думал, что в Турции такого рода песен нет. Поэтому нам не было нужно не получить во что бы то ни стало первое место, а выступить в прямом эфире и быть услышанными людьми. Позже, когда Мурат Тюмер позвонил и сказал, что мы входим в первую 30-ку, я не поверил. Вот так неожиданно всё началось.

Были ли те, кто думал, что вы не сможете добиться хорошего результата?

Эфе: Я не поверил, когда мы получили первую победу. Ферман позвонил, я в этот момент спал. «Давай, поехали в Стамбул», -- сказал он. Помню, что я ответил: «Ладно тебе». Не поверил то есть.

Джем: Среди нас принципиально не верящих не было, но у каждого в душе были мелкие сомнения. Первое время мы ни о чем не думали, но когда прошел полуфинал, люди начали говорить «Да, возможно». Я от себя могу добавить, что, откровенно говоря, я и не предполагал, к каким большим целям может привести этот конкурс. Конкурс придет и уйдет, думал я. Но получилось иначе, для нас от начала до конца всё хорошо развивалось.

Эфе: Отличие этого конкурса от других состояло в том, что это был конкурс мелодий. Мы верили в свою песню. Как сказал Ферман, для нас это был удобный случай. У нас у всех были мысли, что даже если мы не победим, то пусть это будет как школьная экскурсия, из которой большинство людей не получает никаких знаний, зато весело проводит время.


Когда вы заинтересовались музыкой, вы учились в университете. Тяжело ли было начинать?

Ферман: Я изучал архитектуру. С точки зрения работы, это направление, которое может развиваться параллельно с музыкой. Строгой необходимости посещать занятия не было, часы прихода и ухода с уроков не были обозначены, преподаватели оставили вас в покое. С увлечением музыкой проблем не было. Но моя семья хотела, чтобы я закончил университет, на эту тему мы с семьей много спорили, но в конце концов это прекратилось.

«На третьем курсе я понял, что мне необходимо продолжить заниматься музыкой и конкурсом»
Эфе: Я снова приехал из-за границы. Позже в силу некоторых причин я вернулся окончательно. В период, когда создавалась группа, я нигде не учился, но позже я поступил на заочный факультет, и учусь до сих пор. Вы знаете, что система заочного обучения очень гибкая, потому мне не было особо тяжело. Тем не менее я могу сказать, что выбрал музыку. В Англии же я изучал компьютерную инженерию [дисциплина, которая объединяет электротехнику и информатику].

«Учеба и музыка шли рядом, но было тяжело»
Джем: Честно говоря, мой период обучения в университете прошел тяжело. Изучаемые дисциплины были трудные, к тому же мне было нельзя утратить право на стипендию. Обучение банковскому делу велось на двух языках, и мне нельзя было опуститься ниже среднего балла. Думаю, вопреки сложностям, связанным как с Университетом, так и с maNga, я хорошо справился. В моей жизни учеба и музыка шли рядом. Больших проблем не было, но сложности были.

«Эти уроки я годами не мог выучить»
Öзгюр: Я не был особо хорошим студентом. Честно говоря, я не считал университет чем-то важным. Если я утром смог проснуться, то старался придти к первому уроку. За пределами Университета у нас были театральные, музыкальные клубы и кавер-группы, и я присоединился к тамошним ребятам. Я учился в Университете Анкары, и там был очень строгий контроль, было тяжело посещать около 80% занятий, плюс были строгие преподаватели. Я очень любил свою специальность, однако первые два года были определенные предметы, обязательные к преподаванию, и они были очень сложными. Эти предметы я годами не мог выучить, до сих пор пытаюсь их понять. К тому же я всё делал так, как хочу [поддаваясь своим желаниям и не прислушиваясь к разуму], честно говоря, у меня не было намерения заканчивать Университет. Вещи, про которые мне говорили «сделай» я не делал, меня особо не принуждали, но тем не менее... (смеются).


Вы познакомились в годы студенчества. Какой была ваша кампус-жизнь?
[кампус -- территория университета, колледжа: двор, парк, городок и т. п.]

«С разрешения деканата мы раскрашивали стены университета»
Ферман: Все мы не были в одном кампусе. Я учился на архитектурном факультете в Университете Гази, у него не было собственной территории: одно здание, одна бетонная баскетбольная площадка и 3-5 скамеек. Однако отделение было очень веселым. С разрешения деканата мы выкрасили стены университета. Студенческие рок-группы на нижних этажах сделали студии, мы организовывали концерты. Хотя у нас и не было своего кампуса, но атмосфера, настроение были такие, как если бы он был. Не знаю, как в стамбульских университетах, но что до университетов Анкары, то там студентов поддерживают и поощряют, потому, думаю, мне повезло.

«Хороший был кампус, там был пруд, и мы занимались серфингом».
Эфе: Я во времена кампус-жизни находился в Америке. Некоторое время жил в общежитии, там люди живут без контроля. Наш кампус был очень большим: в городе, где я учился, были либо студенты, либо пенсионеры. Все студенты, освободившись летом, уезжали в свои города, пенсионеры же оставались и в массе своей как киты помирали там от жары. Хороший был кампус, у нас был пруд, и мы занимались серфингом. Если вы неравнодушны к развлечениям, то вы упускаете возможност
ь учиться, по этой причине обучение немного отошло на второй план – мы развлекались.

«Я жил в состоянии с учебы домой, из дома на учебу»
Джем: У меня вовсе не было кампус-жизни, потому что я не разделял взгляды на жизнь большинства студентов. Мои взгляды не сходились со взглядами учащихся там студентов, поэтому я жил в состоянии с учебы домой, из дома на учебу.

«Это был самый веселый период в моей жизни»
Öзгюр: Учитывая, что я не посещал особо много занятий, мое обучение было классным. У меня был друг с физического факультета, я веселья ради посещал его занятия, а он – мои, мы здорово проводили время. Это был самый веселый период в моей жизни.

Эфе: Кампус Öзгюра был замечательным, даже я туда приходил.


Период подготовки к Евровидению был для вас тяжелым. Что было причиной этого беспокойства? Страх проиграть? Взятая на себя ответственность?

Джем: В тот период мы очень уставали. Так же с этим связано напряжение.

Эфе: От того, что было много работы, мы были как роботы, и, как результат – стресс.

Ферман: Напряжение было, но в тот период я болел гриппом, неделю провел в больнице. Но в день, когда мы приехали в Норвегию, весь наш страх прошел, мы были спокойны.

Öзгюр: Я был спокоен тоже (смеются)


Ждали ли Вы этого успеха?

Ферман: Мы не верили, что попадем в первую пятерку, но полагали, что Лена займет первое место, потому что такая вероятность возрастает, если вы 18-летняя девушка, и у вас есть хорошая песня.

Эфе: Как-то мы даже подумали, что сможем стать первыми
].

Джем: Многие из нас думали, что мы сможем стать первыми.

Öзгюр: Не знаю, нервничал ли я...
 (смеются)

Эфе: По-моему, да. Ты в таком состоянии всегда замыкаешься в себе (смеются)


Что вы думаете о том, что в этом году нашу страну на Евровидении будет представлять Yüksek Sadakat?

Ферман: Мы рады, что снова поедет рок-группа, потому что в Турции есть много рок-групп и много рок-музыки, но эту нашу культуру пока еще не знают. Мы верим, что всё, что сделают Yüksek Sadakat, связанное с песней и выступлением, будет самое лучшее.

Джем: Евровидение – странный конкурс. Вы едите на него под флагом и именем своей страны, и вместе с вами меняются мысли каждого [не поняла, что они имели в виду]. В нормальных условиях вам не справиться с этим напряжением, темпом и суетой, здесь же это переносится гораздо легче
. Я уверен, что Yüksek Sadakat попадут в такую же обстановку и мы верим, что они продемонстрируют такую же самоотверженность и получат хороший результат.

Эфе: Я тоже в них верю. Я думаю, что они споют отличную песню и выступят с успешным номером, потому что они успешные люди и пишут хорошую музыку. Я надеюсь, что они добьются хорошего результата. Однако я не хочу сказать: «без хорошего результата пусть и не возвращаются», просто пусть получают удовольствие.

Ферман: однажды в торговом центре, когда я стоял на эскалаторе, меня схватил один человек и сказал: «Если не возьмете первое место – не возвращайтесь!» (смеются)

Öзгюр: Всё, что можно сказать, друзья уже сказали. Alpay – очень хороший барабанщик, мы с ним познакомились еще в самом начале нашего творчества. Я желаю им удачи, уверен, что они споют отличную песню. Я более или менее знаю, как они работают, и верю, что они вернутся с хорошим результатом.


Как у группы, имеющей успешный опыт с Евровидением, есть ли у вас какие-либо советы для Yüksek Sadakat?

Öзгюр: Ей-богу, я Alpay сказал, чтобы он не брал в голову интернет-комментарии. Лучше всего им поступать так, как они сами считают нужным, пусть никого не слушают. То есть пусть погуляют, развлекутся и возвращаются (смеются).

Джем: Мой совет будет прессе и публике. Пусть стараются сделать всё возможное для того, чтобы поддержать Yüksek Sadakat. Например, в год, когда мы ехали на Евровидение, была удивительная поддержка местной прессы Алмании, и это была невероятная моральная помощь. Поддержка СМИ и поклонников бывает очень эффективной, поэтому нам надо делать всё возможное, чтобы поддержать их.

Ферман: Пусть кто-то поедет с Yüksek Sadakat и расскажет им о том месте [введет их в обстановку]. Это очень важно, нам, например, этого никто не объяснил.

Эфе: У меня совет такой – где-то за неделю до Евровидения приехать туда и проникнуться его атмосферой. Самим же следует немного расслабит
ься и не волноваться. (смеются)

С Евровидением вас узнал мир. После него есть ли какое-либо развитие вашей деятельности вне Турции? Есть ли новые зарубежные проекты?

Ферман: Прежде всего, мы смогли снять клип на нашу англоязычную песню, его трансляция начнется на МТВ на этой неделе, благодаря ему клип сначала покажут в Европе, и только потом его увидим мы.

Эфе: 8 апреля у нас концерт в Беларуси. Это для нас важно. В Беларуси для нас члены фан-клуба возьмут на себя организацию. Если честно, то нас заставляют поволноваться концерты, которые мы даем нашим иностранным фанатам
.

Джем: Новый клип мы сняли на англоязычную песню. Вот на МТВ на грядущей неделе выйдет – тогда новые проекты смогут развиваться...

Öзгюр: А клип-то хороший.... (смеются)


Насколько мы видим, да и знающие вас люди говорят, что известность вас не изменила. Как вам это удалось?

Ферман: Очень трудно ответить на этот вопрос, потому что это вне нашего восприятия. Изменения – что это? Почему мы не изменились? Тут надо немного подумать... (смеются)

Эфе: Может быть мы поэтому не изменились. Мы не смогли подметить что появилось нового, а что исчезло.

Öзгюр: Я скажу так: «Только одно неизменно: то, что всё меняется» (смеются).

Ферман: Упав на самое дно, мы всегда снова начинали восхождение. Всё это мы помним, вместе мы со всем справлялись.

Джем: У нас это может быть в подсознании то, что сказал Ферман
. Мы сталкивались с трудностями, опускались на дно, но снова поднимались.

Помимо вашей музыки – каких стилей музыку вы слушаете?

Ферман: Я, например, не слушаю джаз, как Öзгюр, Öзгюр же не слушает турецкой классической музыки. Мы же с ним не слушаем, в отличие от Джема и Эфе, клубную музыку, они же знают ее вплоть до имен диджеев.

Эфе: Да, я присоединяюсь к тому, что он говорит (смеются)

Джем: Да, в Турции, к сожалению, клубная музыка умерла, особенно в последние 3 года.

Öзгюр: «Одним весенним утром повстречал я вас, в трепетном волненьи находились Вы» [строчка из старой турецкой песни]. Итак, я начинаю? (смеются)

Ферман: Я на эту тему тоже хотел бы высказаться. В плане клубов я не видел хороших клубов, кроме как в Анкаре.

Джем: Да, в Анкаре есть интересные клубы, но там в последнее время уже не так хорошо, как раньше.


Раз уж мы заговорили о развлечениях, вы в Стамбуле где развлекаетесь?

Эфе: Я часто отдыхаю в Ортакёй [пригород Стамбула]. Особенно на площадях (смеются)

Ферман: Я тоже в обычных местах.

Öзгюр: Я на Невизаде, Асмалымесджит [улицы в Стамбуле], поблизости от Галата [Галатская башня или же район Галата в Стамбуле].

Джем: Я в плане развлечений не особо куда хожу, но со старыми школьными друзьями бывает, сижу в каком-нибудь гриль-баре с немузыкальными разговорами. В общем, как-то так.


Как провели День Влюбленных?

Эфе: Мы в День Влюбленных были вместе (смеются)

Ферман: Этот праздник имеет большое значение для 17-летних, для нас же это время уже прошло
. У меня жена есть, у Öзгюра жена, у Эфе жена.

Öзгюр: Нашему сыну 5 месяцев, мы сидели с ним, потом пошли в итальянский ресторан.

Джем: Я со своей девушкой вышел, но мы оба были не в настроении для Дня Влюбленных, оба были в спортивных костюмах. Я хотел купить оптический кабель для стерео-системы, но не нашел его (смеются). Потом позвонил Эфе, а он и говорит: «Я тут один-одинешенек сижу», и мы пошли к нему. Так и провели день (смеются).

Эфе: моя жена в это время была на учебе, поэтому я ничем особым не мог заняться и был собой доволен (смеются). Как и сказал Джем, я был один.


ОК, а как у вас в Университете было с личной жизнью?

Ферман: Не без девушек, конечно (смеются)

Эфе: Я учусь на заочке, у меня такой кампус-жизни не было (смеются)

Ферман: Его подружки онлайн (смеются)

Эфе: Ага, мои подружки онлайн (смеются)

Ферман: А у Öзгюра жизнь была полна страданий (смеются)

Öзгюр: Боль наполнила и переполнила моё сердце (смеются)


У вас наверняка есть интересные воспоминания о том времени, когда вы учились. Поделитесь ими?

Ферман: В университете на первом курсе я сижу на уроке труда, где мы мастерим разные штуки из теста и т.д. [Ферман учился на архитектора. Небось, какие-нибудь модели лепили]. У меня вообще нет никакого материала, беру необходимое то отсюда, то оттуда, и до тех пор, пока не пришел преподаватель, мне нужно сделать ряд вещей. Так или иначе, но я не смог найти никакой посудины, пошел, взял в туалете кружку*, вымыл ее, конечно [maşrapa -- я ее перевела как кружку, но, как мне объяснили, исторически это слово используется для обозначения посудины, используемой ... в целях интимной гигиены, скажем так]. Видимо, учитель был чистюля, как только это увидел – рассердился, заохал, сразу меня позвал в кабинет, открыл шкаф. Смотрю -- а там у него cif [название чистящего средства], моющие средства и т.д. Достал их и говорит «Иди вон тот стол немедленно отмой!». Было очень смешно.

Эфе: Когда я учился в университете, из-за случаев расизма отношения между чернокожими и белыми были плохими, но период расизма со стороны белых сменился расизмом со стороны черных. Университет каждый месяц перечислял нам на студенческие карточки определенную сумму денег. У нас была машина с колой и сэндвичами. Так, однажды утром купленную мной колу взял один африканский студент. А я по утрам тоже агрессивный. Я ему: «Отдай колу!». Так мы немного поскандалили. Позже он стал моим самым близким приятелем.

Джем: Меня за время учебы более всего поразило проявившееся во время сессии упорство студентов. У нас был период подготовки к экзаменам, он близился к завершению и очень тяжело проходил. И я стал свидетелем следующего случая. Наш кампус находился на холме Анкары, поэтому, когда шел снег, автомобили не могли на него подняться, обязательно надо было посыпать землю солью, и специальная бригада это сделала. Но студенты из нашего кампуса ночью счистили соль, чтобы машины не могли заехать, и чтобы экзамены были перенесены. Меня эта решительность поразила, ничего подобного в своей жизни не видел.

Öзгюр: У нас первая пара была в амфитеатре на 500 человек. Я на эту пару опоздал. Занятие началось в 08:00, а я подоспел только к 09:30. В аудиторию было 2 входа, я вошел через дверь, которая была за спиной у преподавателя и, как ниндзя, перескочил за парту. Позже я как ни в чем не бывало, говорю: «а где бумага с подписями? Я не расписался». Преподаватель мне сказал «Ты когда пришел? Был ли ты здесь?», однако не понял, что я опоздал. Меня впечатлила эта беседа.


Ferman: А я однажды на экзамене заснул. Я вскочил, а экзамен уже закончился. К тому же я спал в такой позе, будто не сплю, а продолжаю писать
. Никогда не забуду этот день. (смеются)

У вас есть советы для своих последователей?

Öзгюр: Пусть сначала закончат учебу

Джем: Пусть смакуют вкус каждого дня, потому что жизнь со временем хорошеть не будет, жизнь меняется.

Эфе: Потом жизнь ухудшается

Ферман: Я не верю в ухудшение жизни, однако следует брать от жизни самое лучшее. Кроме того, единственная группа людей, которая сможет изменить ситуацию в сфере политики и социальной ответственности -- это студенты университета. Поэтому я советую им быть сознательными и принимать участие в общественной жизни
Tags: manga
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments